Доктор Кто?  Новости  Титры  Фанфики  Клипы  Ссылки
 
Логин:
Пароль:
 
 
К списку фанфиков / Crazy in Love: исследование диссоциативных расстройств и межличностных неудач у мужчин Галлифрея (Часть 1. Начало)

Название: Crazy in Love: исследование диссоциативных расстройств и межличностных неудач у мужчин Галлифрея (Часть 1. Начало)
Автор: shaggydogstail
Перевод: HelenHight
Пейринг: Доктор/Мастер
Рейтинг: PG-13
Жанр: юмор
Саммари: личности с синдромом Мюнхгаузена (диссоциативное расстройство) могут пытаться повторить счастливые детские отношения со своим доктором. (Источник: Википедия)
Предупреждение: Пост-LotTL, AU.
Оригинал: здесь
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: "Доктор Кто" принадлежит BBC, также как и все его персонажи. Автор и переводчик фика не извлекают никакой материальной выгоды от их использования.

Условия, в которых сейчас находился Мастер – свергнут с поста правителя Вселенной, пленен своим главным врагом – сложно было назвать рецептом успеха, но у него все еще был туз в рукаве. Доктор мог сколько угодно возражать, кудахтая о мнимом умственном расстройстве Мастера, но лишь один из них был достаточно больным, чтобы вообразить, что последние Тайм Лорды могут наслаждаться семейным счастьем и Жить Долго И Счастливо вместе.

Конечно, Доктор был любителем всей этой слюнявой чепухи, и, да, так отчаянно нуждался в любви, постоянно окружая себя воздыхателями и последователями, спасая их унылые маленькие мирки. Доктор всегда был добрым, но эта версия просто трогательно нуждалась в любви. Однажды это ее и погубит.

Мастер об этом позаботится.

::

I. Стокгольмский Синдром

Стокгольмский синдром это эмоциональная связь, взаимная привязанность между заложником и захватчиком.
(Источник: Томас, том 347, Судебная психология и психиатрия, страницы 137-150, июнь 1980)

- Что у тебя на уме?

- А?

- Ты странно на меня смотришь. Доктор отодвинул мармелад и нахмурился. - У меня масло на лице или что-то еще?

- Нет, нет, - уверил его Мастер. - Мне просто нравится смотреть на тебя вот и все.

Он улыбнулся Доктору, делая все возможное, чтобы улыбка казалась застенчивой – или, по крайней мере, кокетливой – а никак не злодейской ухмылкой. Кухня была несколько необычным местом для начала реализации его злодейского плана, но Мастер считал, что некоторая доля абсурда не повредит. Завтрак с Доктором всегда был несколько абсурден, не последнее место в этом занимали настойчивое желание Доктора завтракать в этой нелепой полосатой пижаме и его привычка складывать кусочки тостов в карман халата.

- Хм, ищешь слабые места, мне не стоит этому удивляться, - Доктор сдвинул брови, но Мастер предпочел проигнорировать его.

- Доктор, ты снова облизал ложку для мармелада? - вместо этого спросил он.

- Что? Хм, да, возможно. Извини. Хочешь, я дам тебе чистую?

- Не важно.

Мастер засунул облизанную Доктором ложку в рот и начал шумно сосать, закрыв глаза и с непередаваемым выражением блаженства на лице. Когда он открыл глаза, Доктор пялился на него с открытым ртом, очевидно не в состоянии выговорить ни слова.

Это было замечательно.

::

Действительно замечательно, но все еще недостаточно. Доктор был сбит с толку, и хотя это можно было назвать достижением, он, кажется, приписал необычное поведение Мастера тому, что тот был надоедливым мерзавцем, а также слегка сумасшедшим. Или возможно Доктор просто не придал этому значения – в истории была куча примеров, когда Доктор несколько тормозил в таких вещах.

Несомненно, Мастеру придется несколько прояснить ситуацию. Проблема была в том, что ему надо было быть аккуратнее и не переигрывать – у Доктора уже были по каким-то причинам подозрения на счет Мастера. Мастеру нужно было быть скрытным, сообразительным, смекалистым, и возможно лишь немного сексуальным. Все его любимые слова на «С». Но как?

Озарение настигло Мастера, когда он меньше всего этого ожидал – во сне. План был великолепен. Настолько великолепен, что он проснулся, вопя и хохоча в восторге от своего гения. Возможно, он смеялся несколько сильно, потому что свалился с кровати, утянув за собой лампу с прикроватного столика, и разбудил Доктора, прибежавшего посмотреть из-за чего шум.

- Что происходит?

- Ох, ничего, - поспешно ответил Мастер. - Кошмар.

- Мне показалось, ты смеялся.

- Смеялся, - подтвердил Мастер. - Мне снилось, хм, что ТАРДИС потерпела крушение на планете со злыми каннибалами, которые убили тебя, и заставили меня съесть твои мозги. С молочным коктейлем. И, знаешь ли, поедание мозгов плохо сказывается на здоровье, так что я сошел с ума и начал, не переставая, смеяться. И понял, что досмеюсь до смерти, но это меня не остановило, и потом, когда я был почти мертв, они притащили огромную кастрюлю и бросили туда бульонные кубики, морковку и лук и собирались меня в этом сварить, и там еще был сельдерей, Доктор ты лучше всех знаешь, что я чувствую к сельдерею, но я все равно не мог перестать смеяться даже когда они опускали меня в кастрюлю и… и затем я проснулся.

Доктор моргнул. - Вся эта ерунда, насчет болезни из-за смеха и каннибализма просто миф.

- Возможно, - сказал Мастер. - Могу я спать в твоей комнате?

Пришлось немного поспорить, чтобы убедить Доктора впустить Мастера в свою спальню, да и то, это было лишь при условии, что Мастер пообещает a) вести себя хорошо и б) надеть какую-нибудь пижаму. Хуже всего был вид абсолютного, бестолкового смущения на лице Доктора, когда он пялился на Мастера, сидящего на его кровати, одетого в одолженную полосатую фланелевую пижаму и пьющего теплое молоко, которое он выклянчил у Доктора.

- Ну, если тебе удобно, я тебя оставлю. Спокойной ночи. Доктор провел рукой сквозь свои уже и так впечатляюще взъерошенные волосы, переминаясь с ноги на ногу.

Он что, действительно думал, что Мастер пробрался к нему в спальню, потому что его матрас был более удобным? Черт возьми, он был таким тупицей временами – Мастер приложил все усилия, чтобы не треснуть тупого ублюдка его собственной кружкой с молоком.

Вряд ли бы это надолго помогло, так что он просто надул губы и посмотрел печальными глазами на Доктора.

- Ты хочешь, чтобы я остался с тобой? - Доктор вспыхнул и раздраженно посмотрел на Мастера, но не собирался об этом спорить, как Мастер не мог не заметить.

Мастер кивнул, опустив голову, и предпринял сосредоточенную попытку покраснеть. Некоторое время назад он понял, что стыдливый румянец в нужные моменты может добавить некоторую долю достоверности его обману, с тех пор, он считал недостойным краснеть, если не притворялся. К несчастью, ему никак не удавалось выглядеть естественным, и, несмотря на многие часы тренировок перед зеркалом, самое большое, что Мастеру удалось достигнуть в попытке покраснеть, был странный, неестественный, слегка надутый вид.

Очевидно, злодеи не умеют краснеть.

- С тобой все в порядке? - спросил Доктор.

Мастер кивнул. Возможно, это работало.

- Уверен, что тебе не надо в туалет?

Снова надутый вид. Ага, хорошо, перейдем к следующим действиям. Мастер постучал по кровати рядом с собой и улыбнулся Доктору.

- Давай Доктор, пора ложиться баиньки.

Доктор снова закатил глаза (нет, серьезно, ему надо прекратить так делать – если ему не хочется однажды прийти к Мастеру с растяжением глазной мышцы) и, подобрав книгу с пола, прошествовал к кровати.

- Если ты думаешь, что я настолько глуп, чтобы заснуть с тобой в одной комнате, то тебе лучше подумать еще раз, - сказал Доктор, устраиваясь на кровати рядом с Мастером.

Мастер почувствовал что-то похожее на возмущение на недостаток доверия со стороны Доктора, потом вспомнил, что он действительно замышляет что-то нехорошее, просто, с гораздо дальше идущими намерениями, чем мог себе представить Доктор. Так что он промолчал, просто взбил подушку и устроился поудобнее.

Было действительно очень удобно, тепло и комфортно во фланелевой пижаме Доктора, с рукой Доктора рассеянно перебирающей его волосы, пока тот читал (Секретный Дневник Адриана Мола*, и он еще осуждает Мастера за просмотр детского телевидения!). Случайный наблюдатель, не имеющий ни малейшего понятия об истинной природе зла, мог ошибочно принять состояние Мастера за расслабленное, но Мастер знал лучше. Хороший ночной сон был именно тем, в чем он нуждался, чтобы с утра перейти на следующую ступень своего плана.

::

Про что Мастер забыл – или скорее не обратил должного внимания – была психология. Если быть точным, он забыл про сомнительную веру Доктора в собственную подкованность в ней. «Я знаю тебя», вот что он сказал в тот последний день на Земле, и Мастер не сомневался, что Доктор в это верит. Доктор был достаточно самоуверен, чтобы думать, что он знает Мастера лучше, чем Мастер знает себя. Что выводило из себя и еще… могло в то же время оказаться полезным.

Не удивительно, что Доктор не придал значения таким топорным намекам – он прекрасно знал, что Мастер никогда не влюбится в него и даже если влюбится, то никогда не даст Доктору узнать об этом. Плюс ко всему, Доктор, кажется, всерьез задумывался над предположением, что Мастер абсолютно всегда Что-Нибудь Замышляет. (Что было правдой. Но все же.) Как и следовало ожидать, он отверг все намеки на симпатию со стороны Мастера, предполагая, что это какая-то шутка или хитрость. (Опять, правда. Опять, все же.)

Так что, единственной возможностью убедить Доктора в том, что Мастер в него влюблен, было притвориться, что он не влюблен в Доктора. Создать такое впечатление, что даже если бы Мастер Что-Нибудь Замышлял, то это была просто попытка скрыть сияющий свет своей глубокой и неизменной любви к Доктору. В идеале Мастер должен был убедить Доктора, что он в него влюблен, но так глубоко погряз в отрицании всего этого дела, что не может самостоятельно увидеть правду, и нуждается в Докторе, чтобы тот указал ему на это, таким образом, сыграть на врожденном чувстве самодовольства от всего-на-свете-знания и дать Доктору почувствовать себя невероятно важным и умным. (Мастер знал пару вещей об эгоизме.) Весь его план нуждался в блефе и в двойном блефе.

И просто не мог пойти неправильно.

::

Мастер подождал, пока Доктор намажет тост маслом и начал посылать в его направлении влюбленные взгляды.

- Ты снова на меня уставился?

- Нет, - ответил Мастер, с раздражением отворачиваясь от него. - Еще чего, зачем это мне смотреть на твое уродливое лицо?’

*

Он написал "Доктор" на запотевшем стекле в ванной, а затем - почему нет? - добавил сердечко для пущего эффекта. Мастер подождал, пока Доктор снова начнет стучаться в дверь, интересуясь, не утонул ли он в этот раз, прежде чем вытереть (уже не запотевшее) стекло рукавом.

Надпись проявилась достаточно четко, когда Доктор включил душ, и Мастер весь остаток дня принялся выбегать из комнаты каждый раз, когда Доктор пытался с ним заговорить.

*

Мастер отыскал клочок бумаги и нацарапал на нем:

Твоя синяя ТАРДИС
Внутри больше на вид.
Мне твое соблазненье
Милей чем геноцид.
**

Он смял бумажку, затем снова расправил, прежде чем скормить ее шредеру. Достаточно ли Доктор был параноиком, чтобы просить ТАРДИС восстановить все, что Мастер уничтожает? Да, Мастер подозревал, что был.

*

ТАРДИС попала в турбулентный поток на пути из Кто-Знает-Куда в Кого-На-Фиг-Это-Волнует, заставляя Доктора бегать вокруг консоли в жалких попытках заставить ее лететь не в стиле раздолбанной центрифуги. Один особенно сильный толчок бросил его на Мастера, сбивая того с ног, прижимая спиной к полу с Доктором сверху.

- Привет! - сказал Доктор, улыбаясь. - Извини за это.

Слезь с меня, ты дебил, - огрызнулся Мастер. Он оттолкнул Доктора и свалил к себе в комнату, где заперся до конца дня.

*

Дела действительно пошли быстрее, когда Доктор поддался на стенания Мастера, о том, что ему скучно и дал ему ноутбук с доступом в Интернет.

Он распечатал статью из Википедии о связи захватчик-пленник, прочитал всю биографию Патти Херст*** которую смог найти, и скачал пиратскую копию «Жизнь хуже обычной»****

И кое-что под названием «Плохие Медбратья; Доктор входит», просто потому что ему надоело нежничать.

::

В конечном итоге, Доктор врубился.

- Я думаю нам надо поговорить, - серьезно сказал он. Из дикого состояния его волос было ясно, что он много об этом передумал.

- Если хочешь, - сказал Мастер, изображая легкое любопытство.

Доктор повел его в гостиную, где сел на софу, в смущении потирая шею, пока Мастер присаживался рядом. Мастер убедился, что сидит настолько близко к Доктору, насколько это возможно и уставился на него с предвкушением в широко открытых глазах, дожидаясь пока Доктор заговорит.

- Дело в том, - начал Доктор, - когда двое людей живут в близком соседстве, проводят так много времени вместе день за днем, это вполне нормально, что один из них может обнаружить… некоторые чувства к другому’.

- Да? - сказал Мастер. Его реакция была спокойной, но внутри он хохотал.

Доктор сделал глубокий вдох: - И иногда, даже если эти двое раньше не могли найти взаимопонимания, эти чувства могут приобрести некоторый, хм, романтический характер.

- Что такое Доктор - сказал Мастер, ухмыляясь как чеширский кот. - Ты пытаешься сказать, что влюблен в меня?

- Нет! - Доктор резко выпрямился, распахнул глаза.

Ого, вот что значит правильно покраснеть.

- У меня есть кое-что тебе показать, - добавил Доктор. Мастер просто поднял бровь, пока Доктор вытаскивал коробку из-под софы.

В коробке был целый набор любовных приманок для Доктора, разбросанных Мастером по всей ТАРДИС. Потрепанный томик сонетов Шекспира с переправленными на мужские местоимениями и словом «Доктор», проставленным в стратегически важных местах, несколько грубых порнографических рисунков, распечатки чата с длинного, бессвязного, эмо блога Мастера, и та пара Докторовских трусов, которую Мастер стащил из прачечной ТАРДИС и держал у себя под подушкой.

- Есть что-то, о чем ты хочешь мне сказать? - осторожно спросил Доктор.

- Ага, держись подальше от моей комнаты, - ответил Мастер. - Мне что не позволено никакой частной жизни? Или мне оставлять дверь открытой, даже когда я собираюсь пописать?

Доктор, вуайерист несчастный, все же имел совесть выглядеть виноватым. - Мне это отдала ТАРДИС…

- Она меня ненавидит, - надулся Мастер. Это возможно сойдет за ревность. Хорошо.
Порой было просто тошно смотреть, как Доктор нежничает с этой штуковиной.

Доктор поставил коробку обратно и взял Мастера за руку. Ох, кажется, будет весело.

- Тебе совершенно не надо смущаться, - сказал Доктор. - Здесь только я, и я обещаю, что не буду над тобой смеяться.

- Смеяться надо мной из-за чего?

- Отлично, если ты хочешь, чтобы я это сказал, я скажу, - ответил Доктор. - Ты думаешь, что влюблен в меня, не так ли?

Эй, подождите минутку –

- Что значит, я думаю, что влюблен в тебя? - требовательно спросил Мастер. - Пытаешься сказать, что я настолько глуп, чтобы не понять, влюблен я или нет?

- Я не это имел в виду!

- Хорошо, тогда что ты имел в виду?

- Я имел в виду, ну –

- Да?

- Ты не совсем…

- Что?

- Ты не… - Доктор заерзал. - Ты ведь не очень любвеобильный человек, не так ли?

Мастер скрестил руки и уселся обратно.

- Может быть, ты просто очень особенный, - сказал он.

- Я страшно симпатичный, - замечтался Доктор.

- Действительно, - сказал Мастер. - Скромность такая привлекательная черта.

- Видишь, вот это я и имел в виду, - сказал Доктор. - Ты просто не можешь с собой справиться, правда?

- Ты с трудом можешь меня осуждать, делая это настолько простым.

- Не в этом дело, - сказал Доктор. - Дело в том, что я думаю, ты не можешь действительно любить в частности меня, потому что не верю, что ты можешь любить кого-нибудь в принципе.

- Прости? - сказал Мастер. - Я могу влюбиться если захочу.

- Нет, не можешь.

- Могу.

- Не можешь.

- Могу.

- Не можешь.

- Могу – ох, это нелепо, - сказал Мастер. - Почему ты думаешь, что я не способен влюбиться?

- Потому что ты сумасшедший, свихнувшийся на власти, мстительный, злобный маленький психопат, - сухо сказал Доктор.

- И?

- Ты не можешь любить и делать зло одновременно, это просто глупо, - сказал Доктор. - Или ты решил прекратить быть злым? - добавил он с надеждой.

- Не вижу причин, почему нет, - ответил Мастер. - Любовь жестока, неконтролируема и может разбить сердце. Это практически анаграмма к слову evil.

- Это анаграмма слова evol*****, - сказал Доктор, - что даже не является словом, чтобы об этом не говорили в Интернете.

- Педант.

- О, ради Рассилона! - Доктор в раздражении всплеснул руками.
- Ты что серьезно пытаешься мне сказать, что ты по-настоящему, взаправду, честно, карты на стол, действительно в меня влюблен?

Мастер хмыкнул. - Возможно.

- Но в этом нет ни капли здравого смысла!

- В любви так редко бывает смысл, - рассудительно заметил Мастер.

- Я тебе не верю, - сказал Доктор. - Ты делаешь это только для того чтобы надуть меня. Думаю, это все часть какого-то подлого плана или вроде того.

Что ж, это было слишком близко к правде. Мастер почувствовал, что пора менять манеру поведения, чтобы сбить Доктора со следа.

- Не понимаю, почему ты считаешь все это беспричинным, - сказал он. - В любом случае, это все твоя вина.

- Я не могу запретить себе быть очаровательным, - сказал Доктор с вызовом.

- Да я не о тебе, самодовольный большой ребенок, я о себе, - сказал Мастер. - Ты сказал себе, что я не в состоянии влюбиться самостоятельно, так что, очевидно, ты промыл мне мозги.

- Я – что?

- О, не выгляди таким невинным, - продолжил Мастер. - Тебе просто чертовски нравится, когда все вокруг влюблены в тебя, правда? Но твоих бедных маленьких верных компаньонов, скачущих вокруг тебя, тебе мало, поэтому ты и меня решил заманить в эту ловушку.

- Я тебя не заманивал.

- Так значит, я могу уйти отсюда, не так ли?

- Нет, но это только потому, что я не хочу, что бы ты уничтожил вселенную, а не потому, что мне нравится, как ты смотришь на меня влюбленными глазами поверх хлопьев.

Мастер его проигнорировал.

- Я читал о том, как похитители манипулируют своими пленными, заставляя их влюбляться в себя, - продолжил он. - Ты заразил меня стокгольмским синдромом.

- Ты говоришь так, как будто это ВИЧ, - сказал Доктор, выглядя неприятно удивленным.

- Не смей надо мной издеваться, - сказал Мастер. - Я страдаю от серьезного психического расстройства.

- Что, еще от одного? - спросил Доктор. - И как ты определил?

Мастер просто посмотрел на него.

- Прости, прости, я не это имел в виду, - сказал Доктор. - Итак, серьезно, стокгольмский синдром? Это несколько по-человечески, не так ли – я думал ты выше таких вещей.

- Все же признаешь, что я лучше всех твоих драгоценных маленьких человеческих питомцев, да?

- С трудом. - Фыркнул Доктор. - Но ты прекрасно знаешь, что люди более предрасположены к таким вещам, потому что у них нет нашей психической защиты.

- Определись уже, - сказал Мастер. - Или это настоящая любовь, и ты должен повести себя порядочно и жениться на мне, или это психическое отклонение, что по-прежнему твоя вина.

- И что ты хочешь, чтобы я с этим сделал?

- Ты Доктор, - сказал Мастер, несколько самодовольно. - Вылечи меня.

- О, ты хочешь, чтобы я тебя стабилизировал? - Доктор улыбнулся медленной, расчетливой улыбкой, которая, Мастер был уверен, принадлежала ему, и поднял бровь. - Что ж, хорошо, но помни – ты об этом попросил.

Он повернулся к Мастеру, обхватил его, прижав руки к бокам, и засунул свой язык ему в глотку.

Что ж. Этого Мастер не ожидал. (Хотя, надо сказать, у него уже было достаточно подтверждений тому, что Доктор сует свой язык просто куда угодно, так что ему не стоило так сильно удивляться.) Застигнутый врасплох атакой Доктора на его миндалины, Мастер по неосторожности прикусил нижнюю губу Доктора и провел рукой сквозь его волосы, прежде чем сообразил оттолкнуть Доктора.

- Что, черт возьми, это было? - потребовал он.

- Терапия на рефлекс отвращения, - ответил Доктор, с улыбкой триумфатора до ушей, выглядя настолько самодовольным, что было странно, что он себе ничего не вывихнул. - Если ты, как ты заявляешь, страдаешь от какого-то рода психосоматического влечения, основанного на травме, будучи удерживаемым в плену, значит в действительности, ты все еще меня ненавидишь в глубине души, и ужас от моих поцелуев разбудит твое основополагающее чувство отвращения, и ты снова вернешься к презрению и будешь дуться из-за того, что я разрушил все твои планы.

Мастер хотел было возразить, что он не дуется, спасиботебебольшое, но это было сложно сделать не выглядя, хм, надутым, поэтому он решил этого не заметить.

- А что если твоя гениальная идея не сработает? - спросил Мастер.
- Что если она обернется против меня, и поцелуи с тобой, только сделают хуже?

- Мастер, ты писал стихи, - ответил Доктор. - Я не думаю, что может быть хуже.

На это не существовало простого ответа. Черт.

- Минуточку. - Мастер вернулся на шаг назад, пытаясь сконцентрироваться на злодейских планах, а не на том, как Доктор облизывает губы и смотрит на него голодным взглядом. Хотя…

- Как я могу знать, что это не твоя уловка? Сначала ты держишь меня в плену в ТАРДИС, сейчас придумываешь самое необоснованное оправдание какое я только слышал, чтобы полапать меня – тебе просто нужен предлог, чтобы соблазнить меня и не чувствовать себя виноватым, так?

- Не вижу, в чем тут проблема, - сказал Доктор. - Если ты так влюблен в меня и все такое, определенно ты просто должен умирать от желания соблазнить меня?

Мастер фыркнул. - Нет, если ты просто хочешь попользоваться мной.

- Ага, разве на это похоже? - Доктор выпрямился, выглядя в целом чересчур собранным. - Очень хорошо, Мастер – хочешь прогуляться со мной?

- Прогуляться?

- На свидание, - уточнил Доктор.

Мастер быстренько прикинул. Он этого не планировал, но определенно возможность выбраться из ТАРДИС, дает ему какое-то преимущество.

- Хорошо, - уступил он. - Но пусть это будет что-нибудь романтическое.

- О, я думаю, я могу это устроить, - сказал Доктор. Он поднялся и прошел к двери. - Правильно разыграй свои карты, и я возможно даже куплю тебе цветы.

Он подмигнул и послал воздушный поцелуй Мастеру, прежде чем исчезнуть в направлении панели управления.

- Ой! - крикнул Мастер в спину Доктора. - Я тебе не девчонка!

::

Мастер откинулся на сидение софы и ухмыльнулся. Дав себя убедить Доктор доказал, что все это будет очаровательно просто и дико раздражающе, как только может раздражать Доктор, уверенный в своем превосходстве, Мастер как никто знал, что гордыне сопутствует поражение. Возможность выбраться из ТАРДИС была только вишенкой на пироге.

Да все сложилось просто замечательно, думал он, проходя по коридорам ТАРДИС, насвистывая. Пожалуй, стоит принять душ перед свиданием. Никогда не знаешь, что может произойти.

--------------------------------------------------------------
*The Secret Diary of Adrian Mole by Sue Townsend www.ozon.ru/context/detail/id/1584680/

**The TARDIS is blue,
And bigger inside
I’d rather shag you
Than do genocide.
Я не поэт, перевела, как сумела, но Мастеру, если честно, тоже далеко до Пушкина

***Патти Херст - Patty Hearst - www.kinopoisk.ru/level/1/film/9559/

****Жизнь хуже обычной - A Life Less Ordinary.- www.kinopoisk.ru/level/1/film/7571/

***** evil-love, анаграмма к слову love-evol, почти что evil (к сожалению, не смогла адекватно перевести, пришлось оставить как есть, чтобы не потерять шутку)

Добавил: Regis | Просмотров: 1894 | Дата: 21.03.2010

Всего комментариев: 0

 

Все права на имена и названия принадлежат BBC и тем, кому они принадлежат.
Сайт является некоммерческим проектом.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.

eXTReMe Tracker