Доктор Кто?  Новости  Титры  Фанфики  Клипы  Ссылки
 
Логин:
Пароль:
 
 
К списку фанфиков / Никогда больше...

Название: Никогда больше...
Автор: dara (faioli@bk.ru)
Рейтинг: G/PG
О чем: Он потерял все.. своих друзей.. свою любовь.. себя... он даже не знает, что он потерял... даже не знает, что он - Доктор..
Дисклеймер: "Доктор Кто" принадлежит BBC, также как и все его персонажи. Автор фика не извлекает никакой материальной выгоды от их использования.

Он сидел и с отсутствующим видом смотрел в зарешеченное окно. Там шел дождь. Утро было серым и холодным. Туман обволакивал облетевшие деревья, и ему казалось, что он медленно просачивается через стекло и смешивается с туманом в его голове. Он уже привык к этому состоянию пустоты и отрешенности, и уже не беспокоило как раньше отсутствие мыслей и желаний. Они как будто растворились, ушли вместе с памятью, оставившей после себя лишь несвязанные разрозненные обрывки чего-то непонятного, чего-то, что раньше было жизнью. Его жизнью.
Он был высок и худощав. Пижама висела на нем мешком и явно была на пару размеров больше, чем нужно. Необычное лицо несло на себе печати глубоких переживаний. Он много видел, он много знал, он ничего не помнил...
В палату решительно вошла сестра с замашками армейского сержанта, кем она по существу и являлась.
- Доброе утро, Джонни! Как ты сегодня? Вспомнил что-нибудь?
Не глядя на нее, он покачал головой.
- Ну ничего. Прими свое лекарство, через полчаса зайду за тобой на процедуру.
Развернувшись, она вышла из палаты, закрыв двери, на которых значилось: Джон Доу; возраст - неизвестен (предположительно 40); поступил на отделение - ...; номер дела - ... Щелкнул, запираясь, замок, и охранник подергал ручку, чтобы проверить это.
Он улыбнулся, вспомнив причину озабоченности охраны. Несколько дней назад используя неизвестный прибор, который армейская лаборатория сочла неработающим (ему оставили эту игрушку, предполагая, что это может ускорить возвращение памяти), он ухитрился почти сбежать. Его поймали на первом этаже.. Он дрался отчаянно, но перевес сил был слишком велик. Улыбаясь разбитыми губами, он припомнил, как охрана несла его обратно в полубессознательном состоянии. Они были так любезны, что уронили его всего пару раз. Правда это было на лестнице, и пришлось немного спуститься за ним вниз, но чего не сделаешь ради хорошего человека. Особенно для того, из-за кого чуть не попал под трибунал.
Ровно через полчаса, минута в минуту вернулась сестра. За ней в палату ввалился дородный горилоподобный детина в форме. Хмуро глядя на пациента, он угрожающе поигрывал дубинкой.
Обитатель палаты встал, слегка поморщившись от боли в треснувших ребрах.
- Давай, Джонни. - сказала сестра, указывая рукой на дверь. - Профессор уже ждет.
Лаборатория была белой и стерильной как все медицинские лаборатории во Вселенной. Он удивился этой пришедшей ниоткуда мысли. Почему он так подумал? Откуда он знает, какие бывают лаборатории, да еще и во Вселенной. Но долго размышлять об этом ему не пришлось. Медперсонал тут же взял его в оборот: температура, давление, кровь на анализ, электрокардиограммы... обоих сердец.
Он отчетливо вспомнил лицо того врача, который первым обнаружил, что у него два сердца. Его выпученные глаза и побелевшие костяшки пальцев, судорожно сжимавших стетоскоп. Да, потом в больнице начался знатный переполох. Его обследовали на всех возможных аппаратах, делали все возможные анализы. Он чувствовал себя подушечкой для булавок, столько раз у него брали кровь. Профессура писала доклады, главврач потирал руки в предвкушении Нобелевской премии. А потом... Потом пришли военные и его под усиленной охраной отвезли куда-то в другое место. Видимо врачи нашли что-то заинтересовавшее министерство обороны. Краем уха он слышал что-то про скорость регенерации и уровень метаболизма, не соответствующие биологическому возрасту тканей. Видимо сильно не соответствующие...
Вошедший профессор прервал ход его мыслей.
- Ну-с, как ваша память сегодня? Боюсь, мы вынуждены будем ее простимулировать.
Его усадили в кресло, предварительно сняв с него рубаху, и подключили к аппарату, неприятно напоминавшему электрический стул.
- Это мое изобретение, - с затаенный гордостью сказал профессор, нежно поглаживая пульт прибора.- Быстренько прозвоним ваши синапсы, и все вернется.- Пообещал он успокаивающе. - Боюсь, ощущения при этом будут не самые приятные, но чего не сделаешь ради науки
- А кто вам сказал, что я имею какое-либо отношение к науке? - Спросил пациент, усмехнувшись. - У вас закончились белые хомячки?
- Что? - Спросил профессор, отвлекаясь от любовного созерцания своего детища.- Какие хомячки? Вы о чем? А впрочем неважно. Давайте рабочую нагрузку.
Лаборант стал нажимать какие-то кнопки.
Горячая волна боли разлилась по его телу. Он судорожно вцепился в подлокотники. Мышцы на руках напряглись, отчетливо проступили вены... Стиснув зубы, он не издал ни звука.
- Есть рабочая нагрузка, - ответил лаборант, обращаясь к профессору.
- Выходите на первый уровень, - скомандовал тот.
Боль возросла, затопив все красным дрожащим маревом. Его глаза закатились, над верхней губой выступили бисеринки пота..
- Второй уровень.
Боль переходила в агонию. Он молчал.. Струйка пота стекла по шее на грудь и впиталась в бандаж, удерживающий поврежденные ребра.
- Проверьте реакции, - приказал профессор.
- Реакции на пределе, - ответила сестра, посмотрев на него.
- Третий уровень.
Коротко взглянув на пациента, сестра отвела взгляд.
Его мозг взорвался в ослепительной яростной вспышке... Он умер, и все затопил яркий свет... Он струился откуда-то снизу. И в его потоке он на миг увидел две фигуры: молодой светловолосой девушки, и державшей ее за шею очень крупной неприятного вида женщины... Что-то было не так с этой женщиной, он знал это... Но, не успев осознать эту мысль, он воскрес... и боль вернулась, чтобы снова терзать его измученное тело... И видение рассыпалось яркими осколками и было смыто...
Он потерял сознание.
...
Мир был похож на вязкий кисель неопределенно серого цвета. Трудно было шевелиться, трудно думать... Побарахтавшись во всем этом для приличия, он сдался. Тишина и неподвижность бальзамом пролились на истерзанные нервы...
... и вот пришло движение, как будто гигантская ложка начала размешивать все вокруг, непрерывно меняя направление вращения. Окружающий цвет потерял однородность, превращаясь в скользящий муар из темных и светлых теней. Неясные образы мелькали вокруг, слишком быстрые и нечеткие для уверенной идентификации...
Красный.
Цвет возник неожиданно и налетел на него со всего маху.
Сначала это было пятно неопределенной формы, но постепенно в нем стали угадываться очертания женской фигуры. И он увидел, что это куртка...
Ее куртка была красной, волосы - светлыми, глаза - расширенными от страха. Она стояла, прижавшись спиной к стене в каком-то подвале, слишком испуганная, чтобы бежать...
Один миг, ровно столько длилось это видение. И вот его уже смыло, унесло волной муара, не давая ему времени подумать, узнать, вспомнить.
И снова цвет... И снова образ. Высокий голубоглазый брюнет в военной форме, улыбаясь, указывает на что-то у него за спиной. И снова исчезает неузнанный в окружающем движении.
И завертелось, и понеслось. Картинки посыпались на него как в дурном калейдоскопе, бесполезные как части от разных пазлов - не состыковать при всем желании...
Он вздохнул, и его вздох отозвался непривычно долгим эхом. Оно стремительно унеслось вперед и тут же вернулось нарастающей звуковой волной, в которой уже угадывались отдельные знакомые фрагменты...
Образы и звуки сплетались воедино, засоряя своей какофонией все вокруг...
Устало закрыв глаза, он понял что это не поможет отгородиться от мира: веки были прозрачными, будто из стекла... окружающая его картина не претерпела никаких изменений...
... маленькая девочка, доверчиво глядящая на него...
... нелепый полосатый шарф совершенно невозможной длины...
... мужчина, печальные глаза и длинноватые, слегка вьющиеся волосы; неуловимо знакомым жестом поправляет волосы...
Каким то непостижимым образом он знал, что это его отражение. И это было странно, потому что, умываясь сегодня утром, он видел в зеркале совсем другое лицо, и волосы были коротко острижены.
... странный собакоподобный металлический ящик с головой, вращающий радарами ушей, исчез, проскользнув через его сознание, и вслед ему неслось одно скрипучее слово "подтверждаю"...
Не понятно почему, но это вызвало улыбку на его лице.
... экспонат кунсткамеры в виде огромной головы в стеклянной банке, его зеленоватая шкура изборождена глубокими морщинами; обитатель аквариума открыл глаза и взглянул на него, и его взгляд был полон глубокой мудрости и печали...
Едва успев удивиться тому, что существо оказалось живым, он понял, что эта печаль в его взгляде о нем.
... и вот уже бесконечные ряды каких-то шишковатых стиральных машин грозят ему вантусами, и над их строем витает яростное звучание одного, разделенного на слоги слова "у-ни-что-жить"...
"Сюрреализм", - мелькнула у него мимолетная мысль и пропала, унесенная вместе с вантусами в никуда.
Поток образов все ускорялся, звуки становились все громче...
... лица... цвета... события... слова... обрывки фраз и эмоций... все это почти ничего не значило для него, все это было практически за порогом восприятия...
... синяя будка непонятного назначения...
И что-то неуловимо, совсем чуть-чуть шевельнулось на дне его души, что-то важное. И тут же ускользнуло прочь.
... и снова светловолосая девушка; ее большие карие глаза полны слез, которые она безуспешно пытается сдержать... за ее спиной большая круглая консоль с уходящей вверх колонной зеленоватого света; пространство наполнено неясным нарастающим гулом... откуда-то с заднего плана появляется знакомый уже брюнет, на этот раз без формы; его явно шатает от усталости, из рассеченной брови стекает кровь; глядя прямо ему в глаза, брюнет медленно качает головой... всхлипнув, девушка снова поворачивается к нему; несколько долгих секунд их взгляды удерживают друг друга; ее рука медленно прикасается к его щеке...
Он готов был поклясться, что почувствовал это прикосновение.
... и все затопила вспышка яростного света; "Я люблю тебя, мой Доктор...", - донесся до него тихий и печальный голос...
Он почувствовал, что каким-то немыслимым усилием воли пытался (пытается) остановить эту разрушительную энергию, загнать ее на место, туда, где ей положено находится. Его мышцы свело в спазме созвучном чудовищному ментальному напряжению, сковавшему его мозг. Тело было подобно натянутой струне. Он пытался! Видит Бог, он пытался... Но это было подобно попыткам остановить снежную лавину голыми руками...
... и его несло на гребне энергетической волны... неизвестно куда... неизвестно когда...
...
Резко открыв глаза, он увидел уже знакомый в мельчайших подробностях потолок. Он тяжело дышал, все тело болело.
Кто были эти люди? Что они значили для него? Кто была эта девушка? Почему она назвала его Доктором? Кто был он сам?
Он не знал ответов. И понимал, что уже никогда их не узнает...
Отвернувшись к окну, он заплакал от необъяснимого чувства невосполнимой утраты. Горько, навзрыд... как не плакал с тех пор как был малышом...

Добавил: Regis | Просмотров: 1359 | Дата: 07.05.2008

Всего комментариев: 1

1  
Ужас... Я чуть не разрыдалась...Хм, а вот если бы к нему Роза пришла, он бы ее вспомнил?

 

Все права на имена и названия принадлежат BBC и тем, кому они принадлежат.
Сайт является некоммерческим проектом.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.

eXTReMe Tracker