Доктор Кто?  Новости  Титры  Фанфики  Клипы  Ссылки
 
Логин:
Пароль:
 
 
К списку фанфиков / На вкус как звездный свет

Название: На вкус как звездный свет
Автор: schildkroet
Перевод: Mediva
Бета переводчика: Кэри
Оригинал: здесь
Рейтинг: PG
Пейринг: самые разные, включая Мастер/Доктор.
Примечание автора: 12 драбблов про разные пейринги, половина из них про Доктора и Мастера.
Примечание переводчика: перевод не дословный, я изо всех сил пыталась передать авторский стиль.
Дисклеймер: "Доктор Кто" принадлежит BBC, также как и все его персонажи. Автор и переводчик фика не извлекают никакой материальной выгоды от их использования.
Разрешение на перевод: запрос отправлен.

Для Теты это была первая любовь.

Удовольствие быть рядом с Кощеем, привязанность, желание находиться рядом (ну, кроме плохих дней). Волнение от того, что нашел друга, равного себе, от их планов (кроме тех, что зашли слишком далеко). Никогда еще будущее не пугало его (больше) меньше.

Делать все по-своему было пугающе. Кощей понимал (слишком хорошо), принимал (слишком легко) и соглашался (хотя с ним соглашались не всегда). Их время настало, и Тета будет наслаждаться им, пока оно не кончится (оно не будет длиться вечно).

Кощей никогда не сомневался, что они всегда будут вместе.

Лила двигалась осторожно, сильно и смело, даже в постели. Было так легко сдаться ей, и Романа делала это с удовольствием. Это было для нее ново, но та часть ее, которая путешествовала с Доктором, всегда была открыта для новых идей и впечатлений.

Та часть ее, что управляла Галлифреем, наслаждалась возможностью утратить контроль.

Упругое человеческое тело Лилы светилось в рассеянном свете, и она улыбалась, и в ее глазах был восторг. Романа вздохнула от ее прикосновения и разрешила себе снова полюбить, совсем ненадолго, всего на одну ночь.

Это было глупо – думать, что Доктор не узнает его. Глупо думать, что таймлорды позволят ему безнаказанно раздавать их технологии всяким воинственным чужакам. Но самой большой глупостью была попытка доказать себе, что это было чем-то большим, чем просто отчаянным желанием привлечь внимание Доктора.

Он изменился – они оба стали другими. Но когда Вождь обнимал Доктора за плечи, предлагая разделить с ним власть, где-то в далеком прошлом Кощей брал Тету за руку, предлагая то же самое.
Мастер не был так глуп, чтоб действительно верить, что на этот раз Доктор останется.

Янто за свою жизнь любил многих людей. Лиза не была первой, но он всегда думал, что она будет последней, и до того, как она умерла, и, уж конечно, после. Казалось, его сердце умерло и, когда он обнаружил там любовь к Джеку, то почти решился покинуть команду. Он никогда даже не предполагал, что Джек станет центром его жизни. Никогда не думал, что сможет снова полюбить, полюбить так сильно.

Он знал, что Джек любит его, но не его одного, так что это было как напрашиваться на удары судьбы. Все было не идеально.

Но это было хоть что-то.

Космос велик. Мастер имел в своем распоряжении все пространство и время: так много возможностей, так много планов, и никого, чтобы его остановить. Никого, пока Доктор, застрявший на своей примитивной планете, мог разве что играть в куличики. Мастер мог прибрать к рукам вселенную, а Доктор бы даже не заметил.

Он нахмурился и установил координаты на Землю, Англию, 1970-й.

Его старый друг объявился, спланировал очередной заговор, нанес удар. И потерпел поражение.

Когда он сбежал, Доктор позволил себе вздохнуть с облегчением.

Донна не знает эту женщину.

Она не помнит, что впервые увидела ее на экране в космосе, или что они вместе переместили Землю. Она не знает, почему смотрит на нее и чувствует, что она так важна (что они обе важны). Не понимает, зачем ищет ее общества, кроме того, что эта женщина даст ей что-то, чего она не хочет лишиться (снова).

Сара Джейн почти не знает Донну. Она никак не может понять, почему та не может вспомнить ее, или Доктора, или почему она настаивает, что инопланетян не существует.

Но она в состоянии узнать отчаяние, и всегда готова придти на помощь.

Доктор был тут, так что Мастер наверняка тоже. От его плана у Рани глаза закатывались – его мания была настолько очевидной. Похоже, что с тех пор, как они закончили Академию и покинули дом, не изменилось вообще ничего.

Доктор все еще не подозревал об их присутствии. Она хотела оставить все так, как есть, не желая вмешиваться в их игру. Кощей в ней не нуждался в любом случае. Она была всего лишь инструментом для него, средством обрести желаемое.

У всего этого мог быть только один исход. Может быть, ей повезет, и они в конце концов убьют друг друга.

Оуэн обычно уходил домой первым – если, конечно, не нужно было исследовать что-то инопланетное, и он не застревал на работе, и в такие ночи Джек вспоминал, почему этот парень был таким ценным членом команды.

Этой ночью он остался потому, что Джек просил его, просил взглядами, губами, прикосновениями. Потому что Джек был одинок, и, в кои-то веки, нуждался в ком-то, кто не придал бы значения тому, что его называют «Доктор».

Потому, что Оуэн знал, что это не он, и его это не волновало.

Потому, что он берет на себя многое, и ему всегда есть чем с ними поделиться, когда они в этом нуждаются.

Впоследствии Джек вспомнит эту ночь и расплачется.

Они вместе сражаются, плечом к плечу, и несмотря ни на что, президент позволяет им это. Из них получилась отличная команда.

Доктор, сражающийся, убивающий, с руками в крови – это было так пугающе, но очаровательно. Неотразимо.

Мастер горько смеялся, и для Доктора он даже теперь остается загадкой, когда Мастер грубо роняет его на землю. Он позволяет взять себя, тихо умоляя о боли – он совсем не изменился, и в конце концов эта война уничтожит его.

Мастер уйдет до того, как будет вынужден увидеть это.

Если бы он попросил его уйти с ним, в этот раз Доктор бы согласился.

Дженни нравилось путешествовать. Нравилось жить. Нравились все люди и прочие создания, которых она встречала.

Эту женщину она любила больше, чем остальных. Они встретились на Земле, где все выглядели как Дженни, и никто не взглянул бы на нее дважды.

Скай взглянула дважды, и трижды, и Дженни посмотрела на нее в ответ. Вскоре она узнала то, о чем не догадывалась раньше.

Кого-то можно было осчастливить самим фактом своего существования. Ей это нравилось. Но чего она никак не могла освоить – так это искусства оставаться на одном месте.

В конце концов, она ушла, в поисках новых звезд, новых галактик.

И только оказавшись на Андромеде, она поняла, что могла просто позвать Скай за собой.

Под властью Мастера оказалась сначала Англия, потом весь мир, и в конце концов Доктор встал перед ним на колени. Отчаявшийся, готовый на все, только бы спасти своих любимых людишек. И Мастер рассмеялся, и взял его на глазах у всех, прежде чем уничтожить Японию.

Он смеялся, когда снова состарил Доктора – в этом не было необходимости. Пустая жестокость. Все это было ненужным.

Мастер уже выиграл, потому что Доктор уничтожил Галлифрей, и впервые он нуждался в Мастере так же сильно, как Мастер в нем.

Это сделало смерть его финальным триумфом.

Вечность – это дорога, по которой приходится идти в одиночестве. Джек знал это всегда, но он потерял многих, прежде чем понял, что это значит.

Он с этим смирился. Люди умирают. В конце концов, его покинут все.

Он мог это выдержать, из-за одного человека, который значил для него больше, чем кто-либо еще. Иногда Джек думал, что он живет только ожиданием следующего появления Доктора. Он был центром его вселенной, смыслом его жизни.

Тот, кому он мог простить все, что угодно.

Джек старался забыть, что даже Доктор не может жить вечно.

Но однажды он пожалеет, что так и не купил ему выпивку.

Добавил: Regis | Просмотров: 1339 | Дата: 23.02.2010

Всего комментариев: 0

 

Все права на имена и названия принадлежат BBC и тем, кому они принадлежат.
Сайт является некоммерческим проектом.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.

eXTReMe Tracker